RSS

Деньги и банки

Применение своп-контрактов в управлении активами и пассивами

в коммерческих банках

Бардаева Полина Сергеевна,

аспирантка кафедры «Финансы и кредит»

экономического факультета

МГУ им. Ломоносова,

ведущий экономист Управления регулирования структуры активов и пассивов

АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО)

 

Abstract

In order to maximize profits, banks should manage their assets and liabilities aiming to minimize interest rate and exchange rate risk. One of the assets and liabilities management measures is hedging by means of interest rate and exchange rate derivatives. The most popular derivatives are swap-contracts, which are the most flexible instruments and provide definite advantages to all the participants of the transactions. This paper studies the advantages of swap-contracts implementation and also application of swaps among banks in developed countries (e.g. the USA) and in Russia.

 

Аннотация

Для максимизации своей прибыли, банки должны управлять своими активами и пассивами с целью минимизации процентного и валютного рисков. Один из способов управления активами и пассивами – хеджирование с помощью процентных и валютных деривативов. Среди деривативов наибольшее распространение получили своп-контракты, являясь наиболее гибкими инструментами и предоставляющими всем участникам контракта определенные выгоды. Данная работа посвящена исследованию выгод, предоставляемых своп-контрактами, а также уровню распространения свопов среди банков в развитых странах (на примере США) и в России.

 

Traditional banking can be viewed, at an elemental level, as simply the measurement, management and acceptance of risk[1].

(Alan Greenspan, 2/05/1994)

 

Долгосрочной целью деятельности коммерческих банков является получение прибыли за счет трансформации депозитов, обычно краткосрочных, в кредиты, зачастую превышающие по сроку депозиты, или иными словами – за счет кредитного риска, а также комиссионного и прочего доходов. При этом уровень кредитного риска определяется политикой банка с точки зрения желаемой прибыльности. Другие значимые виды финансового риска, с которыми сталкиваются коммерческие банки – процентный и валютный риски – не являются предметом получения прибыли, а несут в себе опасность существенно снизить прибыль от основной деятельности. Получение же спекулятивного дохода за счет открытых позиций по процентному и валютному рискам возможно только на коротких горизонтах времени и в рамках строгих лимитов, а, следовательно, не является первостепенной задачей банков.

Существует два подхода к управлению процентным и валютным рисками: балансовый и внебалансовый. Каждый из двух подходов имеет свои преимущества и ограничения, поэтому они являются не конкурирующими методиками минимизации риска, а альтернативами, подходящими для использования лишь в определенных условиях, представляя, таким образом, комплексную систему управления активами и пассивами коммерческого банка.

Балансовый подход в управлении активами и пассивами включает в себя регулирование срочной структуры активных и пассивных статей баланса, как по балансу в целом, так и в разрезе основных валют деятельности банка. Инструментарием для этого служит анализ дюрации и ГЭП-анализ. Последний применяется также для выявления несоответствия чувствительных к риску изменения процентной ставки активов и пассивов и определения влияния изменения процентной ставки на рыночную стоимость всего банка.

Забалансовые методы управления активами и пассивами представляют собой хеджирующие операции с помощью процентных и валютных деривативов. Несмотря на то, что такие производные ценные бумаги появились уже более 20 лет назад, в банковской практике они применяются лишь крупнейшими банками. Во многом это связано с тем, что деривативы представляют собой довольно дорогостоящий продукт, однако преимущества применения некоторых видов деривативов способствуют их популяризации и увеличению объемов их использования в банковской практике[2].

Источник: ежеквартальные статистические отчеты The Office of the Comptroller of the Currency[3]

 

Определенные виды деривативов, например, процентные деривативы, на протяжении всей жизни рынка финансовых производных ценных бумаг занимали лидирующие позиции. В 1995 году их доля в портфеле банков составляла 66%, в 4-ом квартале 2007 года, по данным Службы контроля валюты США (The Office of the Comptroller of the Currency[4]) процентные деривативы формировали до 79% суммарного номинального объема деривативов в банковских портфелях. Валютные деривативы традиционно занимают второе место среди производных ценных бумаг, применяемых банками: 32% в 1995 году и 10% в 2007 году (см. диаграмму ниже).

 

 

Источник: ежеквартальные статистические отчеты The Office of the Comptroller of the Currency[5]

 

Как продемонстрировано на диаграммах выше, процентные деривативы растут наибольшими темпами: их объем едва ли сопоставим с другими видами производных контрактов. При этом среди всех деривативов (процентных в том числе) наибольшее количество операций совершается со свопами. Причина в том, что данный инструмент может быть использован для различных целей в управлении активами и пассивами коммерческого банка.

Процентный своп представляет собой контрактное соглашение, заключаемое между двумя сторонами, согласно которому каждая сторона обязуется производить периодический процентный платеж другой стороне в определенный период времени и основанный на номинальном объеме лежащего в основе данного соглашения контракта. При этом не происходит обмена номинальными объемами (базового, подлежащего контракта), так как суммы номинированы в одной валюте. Тем не менее, базовый контракт необходим, во-первых, для определения суммы процентных платежей (отражает сущность деривативов), а, во-вторых, при заключении контракта для целей управления активами и пассивами доходы (расходы) по балансовой статье (базовый контракт) и расходы (доходы) по внебалансовой статье (своп) перекрывают друг друга, устраняя отрицательный результат рыночной переоценки какой-либо из позиций.

Наиболее распространенной формой процентного свопа является обмен плавающей ставки на фиксированную (a fixed-for-floating interest rate swap). Также своп может заключаться в обмене двумя плавающими ставками, привязанными к различным базовым ставкам (индикаторам). В качестве примера такого свопа можно привести обмен депозитной ставки Libor и ставки по векселям Казначейства США (a basis or money market swap).

Причины распространения своп-контрактов, т.е. выгоды от их применения могут быть объяснены различными экономическими теориями. Ниже будут рассмотрены соответствующие этим теориям примеры применения своп-контрактов.

(а) Банк с высоким кредитным рейтингом может привлечь фондирование дешевле на определенных условиях, чем банк с более низким рейтингом на этих же условиях. Повышенная премия к базовому индикатору (процентной ставке), которую будет платить второй банк (кредитный спрэд, или спрэд кредитного качества), будет в случае с займом по фиксированной процентной ставкой больше по сравнению с фондированием по плавающей. При этом данный спрэд будет возрастать с увеличением срока фондирования. Таким образом, один из участников свопа сможет заработать на контракте, получив ставку выше рыночной, а другой – снизить издержки по привлечению средств. Данный пример демонстрирует, что каждый из участников своп-контракта имеет сравнительное преимущество в каком-либо определенном и отличающемся от других сегменте кредитного рынка, и преимущество на одном рынке используется для получения эквивалентного преимущества на другом рынке, которое в ином случае недоступно.

Данное объяснение соответствует теории сравнительного преимущества, однако, возможность длительного действия данной теории на практике зачастую оспаривается другими исследователями экономической теории: правило сравнительного преимущества отражает реализацию арбитражных возможностей. Однако, как известно, если рынки предоставляют своим участникам условия для арбитража, они находятся в неравновесном состоянии и за счет спроса и предложения участников рынков со временем придут к равновесию. Таким образом, согласно этому правилу, преимущества, получаемые за счет использования своп-контрактов, со временем должны нивелироваться, а объем контрактов – сократиться. Тем не менее, практика демонстрирует обратную ситуацию.

(б) Контрагент, который совершает платежи по фиксированной процентной ставке – преимущественно менее кредитоспособный участник контракта. Получение выгоды в данной ситуации объясняется теорией информационной ассиметрии. Экономическая эффективность рынков может сосуществовать с определенной информационной асимметрией, которую банки могут с выгодой использовать в своих целях. Так, по мнению некоторых представителей банков, банк должен эмитировать краткосрочный долг по плавающей ставке и хеджировать его с помощью свопа с фиксированной ставкой, если 1) у него есть информация, не доступная другим участникам рынка, о том, что его кредитный спрэд в будущем будет меньше, чем ожидает рынок; 2) он прогнозирует более высокие безрисковые ставки по сравнению с рыночными ожиданиями, и его активы (обязательства) более чувствительны к риску изменения данных ставок, чем активы (обязательства) рынка в целом. Таким образом, в описанных выше ситуациях банк заключает своп-контракт на выходных для себя условиях.

(в) Банки могут снижать затраты по фондированию, заключая своп–контракты. Данный факт объясняется теорией вмененных опционов, которая выражается на практике в том, что эмитированный долг с фиксированной ставкой обычно предоставляет опцион досрочного погашения, который становится более ценным, если в будущем процентные ставки упадут. Своп-контракты, наоборот – обычно не содержат опцион досрочного погашения. Досрочное погашение свопа повлечет за собой платеж всей его стоимости за период, оставшийся до погашения. Таким образом, банк сможет перевыпустить долг по более низким ставкам при прежних потоках платежей по свопу, что создаст определенную выгоду.

Итак, обобщая основные положения рассмотренных теорий и их практическую реализацию, можно выделить основные причины использования своп-контрактов:

  1. Процентный своп представляет собой инструмент, который позволяет снизить расходы на обслуживание долга. Снижение затрат на фондирование можно реализовать следующим образом. Допустим, банк нуждается в 7-летнем привлечении средств по фиксированной ставке. Для снижения затрат банк в течение 7 лет выпускает 6-месячные векселя по плавающей ставке, а также заключает своп-контракт на 7 лет, по которому он получает 7-летнюю плавающую ставку, а платит 7-летнюю фиксированную ставку. Поскольку надбавки к рыночному индикатору при образовании плавающих ставок на 7 лет больше, чем на 6 месяцев, банк оказывается в выигрыше в результате подобной операции.
  2. С помощью процентного свопа можно осуществить хеджирование процентного риска, т.е. снижение возможных потерь от изменения уровня процентных ставок. Например, банк предоставляет ипотечные кредиты по фиксированной ставке. В случае снижения уровня процентных ставок, заемщики будут склонны к досрочному погашению кредитов с целью рефинансирования их долга по более низким ставкам. Банк, подвергающийся в этом случае процентному риску, заключает своп, по которому платит фиксированную ставку, а получает плавающую. Модификацией обычного свопа может быть также своп, номинал которого амортизируется со временем.
  3. Применение своп-контрактов позволяет создать такой инвестиционный актив, который ранее был недоступен. Например, английский банк решает инвестировать средства в испанский актив, по которому будет получать плавающую ставку по евро. Если банк ожидает, что ставки по евро будут снижаться, а по фунтам они останутся неизменными, то он заключает своп с испанским банком, по которому платит плавающую ставку в фунтах, а получает плавающую ставку также в фунтах, но образованную от индикатора для евро, скорректированного на определенную премию / дисконт таким образом, что она будет выше ставки денежного рынка в Англии. Следует, впрочем, заметить, что в данном примере можно было бы применять также валютно-процентный своп, о котором речь пойдет ниже.

Итак, заключение процентных своп-контрактов позволяет банку всесторонне применять стратегии управления активами и пассивами, повышая определенность будущих потоков процентных платежей банка. К преимуществам использования свопов можно также отнести возможность открытия спекулятивных позиций на будущее изменение процентных ставок, однако, данный вид деятельности банка не осуществляется в рамках управления активами и пассивами и, следовательно, находится за рамками данного исследования.

Для одновременного хеджирования как процентного риска, так и валютного риска по активу (обязательству) банка применяются процентно-валютные свопы (cross currency swaps). Так же, как и процентный своп, валютно-процентный своп может снизить издержки привлечения средств. Банки используют валютно-процентные свопы, например, когда им необходимо привлечь евро для размещения в некий актив, но они стремятся снизить издержки обслуживания привлекаемого кредита, осуществляя заем в долларах (т.к. ставки по долларам ниже ставок по евро). Однако чтобы устранить неопределенность будущих процентных ставок, банки заключают своп-контракт, по которому платят проценты в евро, а получают процентные платежи в долларах. Основное отличие валютно-процентного свопа от процентного свопа в том, что по нему происходит обмен номиналом в начале и конце срока свопа и, таким образом, валютно-процентный своп несет в себе больший кредитный риск, нежели процентный своп.

Среди преимуществ использования валютно-процентных свопов можно выделить следующие:

  • Валютно-процентный своп позволяет банку привлекать фондирование в любой валюте для более точного обеспечения операций с банковскими активами.
  • Валютно-процентный своп позволяет снизить издержки на обслуживание долга за счет привлечения фондирования в валюте страны, в которой более низкие ставки, чем в валюте страны банка.

 

Ниже производится детальный анализ использования процентных и валютных свопов среди банков развитых стран (на примере крупнейших банков США), а также среди российских банков.

Деятельность на рынке деривативов в американской банковской системе находится под влиянием небольшой группы крупных финансовых институтов. 5 крупнейших коммерческих банков оперируют 97% суммарного номинального объема деривативов по банковской отрасли. При этом 5 крупнейших банков (JPMorgan Chase, HSBC, Citybank, Bank of America, Wachоvia) концентрирует до 98,5% объема рынка процентных свопов. Необходимо заметить, что номинальный объем контрактов зачастую в несколько десятков раз превышает валюту баланса банков (см. таблицу ниже).

 

Источник: консолидированная финансовая отчетность банковских групп за 2007 год.

 

Детальный анализ портфелей процентных и валютных свопов перечисленных выше банков позволяет выявить основные тенденции на данном рынке.

 

 

Источник: ежеквартальные статистические отчеты The Office of the Comptroller of the Currency[6]; консолидированная финансовая отчетность банковских групп за 2007 год.

 

Так, представленные выше гистограммы демонстрируют, что традиционно большая доля своп-контрактов заключается на небольшой срок. Тем не менее, количество процентных свопов, заключаемых на среднесрочный временной горизонт (1-5 лет), в некоторые года превышает количество краткосрочных контрактов (до 1 года). Более того, в сложившихся кризисных условиях на рынке в конце 2007 года, из-за меньшей готовности контрагентов совершать сделки друг с другом в условиях низкой ликвидности, снижения объемов эмиссий долговых ценных бумаг, а также снижения объемов торгов краткосрочными деривативами с большими номиналами подлежащих контрактов, наметилась тенденция снижения доли краткосрочных свопов (в 3-ем квартале 2007 года портфель процентных свопов до 1 года состоял из 48 915 млрд долл., а к 4-ому кварталу данный показатель снизился до 39 083 млрд долл.).

Историческая динамика объемов процентных деривативов, заключенных на разные сроки, также указывает на тенденцию роста объемов долгосрочных (свыше 5 лет) свопов. Таким образом, приведенная выше статистика указывает на стратегический характер использования процентных свопов.

Данный вывод едва ли применим к валютным свопам, среди которых доля контрактов на небольшой срок до 1 года составляла в разные периоды времени от 71% до 91%. При этом даже в конце 2007 года не наблюдалось заметного снижения объемов данной группы свопов. Доля среднесрочных и долгосрочных валютных свопов изменяется несильно, колеблясь в 2000-х годах в диапазонах 14% и 6%, соответственно.

Исследование российского банковского опыта применения своп-контрактов осложняется отсутствием у многих банков консолидированной финансовой отчетности по международным стандартам учета. Во многом это связано с тем, что многие банки не являются открытыми акционерными обществами и/или не эмитируют долговые обязательства, а, следовательно, не обязаны раскрывать финансовую информацию. Более того, из крупнейших 30 банков (по размеру активов[7]) лишь 12 банков опубликовали финансовые результаты за 2007 год[8]. Также ограничивающим фактором для исследования является неоднородность предоставляемой банками отчетности по свопам.

Несмотря на вышеперечисленные сложности, можно сделать следующие основные выводы относительно использования своп-контрактов российскими банками:

  1. Процентные деривативы, в частности процентные свопы, применяются крайне редко (5 банков из 13 анализируемых[9]). О применении процентно-валютных свопов среди аналитической выборки было заявлено всего двумя банками. Характерно то, что данные два банка не занимают лидирующих позиций рейтинга (входят в ТОР-20 российских банков) и не являются банками с государственным капиталом или иностранными дочерними компаниями. Применение валютно-процентных свопов этими банками, вероятно, обусловлено повышенными сложностями в заключении балансовых контрактов в разных валютах на удобных для банков условиях (по сравнение с иностранными «дочками» и государственными банками).
  2. Срок заключенных процентных свопов варьируется от 1 года до 6 лет, что позволяет сделать однозначный вывод о стратегическом использовании процентных деривативов, т.е. российские банки заключают процентные и процентно-валютные свопы с целью хеджирования процентного и валютного рисков.
  3. Доля процентных деривативов (включая процентно-валютные свопы) составляет зачастую менее 10% от валюты баланса банка (см. гистограмму ниже), однако, по неофициальным данным, данное значение может составлять до 30%, в частности среди банков, не публикующих (или не опубликовавших) финансовую отчетность.

 

Источник: консолидированная финансовая отчетность банков по МСФО на 31.12.2007.

*) для банка «Русский стандарт» была использована консолидированная отчетность по МСФО за первое полугодие 2007 года, однако даже эти финансовые данные отражают общую картину применения деривативов в банке.

 

  1. С развитием рынка рублевых деривативов банки начинают использовать также рублевые сделки для целей хеджирования: в частности, фьючерс на МосПрайм, а также процентный своп на 3-месячный МосПрайм, котировки которого на длинных сроках зачастую более индикативные по сравнению с уровнем доходности по государственным облигациям (ОФЗ). Ниже представлен график, на котором проводится сравнение кривых доходностей в соответствии с разными индикаторами.

Источник: Bloomberg (котировки на дату 22.05.2008), а также конфиденциальная информация одного из российских банков из ТОР-30.

 

На коротких сроках чаще всего применяются в качестве индикативных котировки МосПрайм (максимальный срок – 6 месяцев). Как видно, котировки ОФЗ значительно ниже котировок МосПрайм, находятся практически на одном уровне для коротких сроков и для длинных – до 12 лет, маловолатильны (на графике пунктиром выделены кривые, действовавшие 2 недели назад). В качестве альтернативы ОФЗ банки могут использовать котировки денежного рынка развитых стран, например Либор, на коротких сроках (до года) и значения процентных свопов на длинных сроках, приводя их к рублевым ставкам с помощью курсов непоставочных форвардов. Тем не менее, данный синтетический индикатор также неточно отражает российскую действительность. И, наконец, кривая процентных свопов продолжает кривую МосПрайм и близка к реальным котировкам, которые котирует иностранный банк своему российскому дочернему банку.

  1. Что касается валютных деривативов, то почти все банки, отчетность которых попала в анализируемую выборку, используют валютные форварды и фьючерсы на коротких сроках для регулирования открытой валютной позиции.
  2. Валютные свопы применяются лишь несколькими банками, и при этом почти все контракты – краткосрочные (доля контрактов от 1 года до 5 лет составляет около 3%). Исключением при этом является Урса-Банк, доля долгосрочных контрактов которого составляет 43% всех валютных деривативов.

Из проведенного анализа отчетности российских банков можно сделать вывод о тенденции роста объемов применяемых деривативов, а также о появлении все новых банков-участников на данном рынке[10].

Тем не менее, чтобы достичь показателей США российским банкам необходимо решить многие вопросы технологического и операционного характера, так как, как это обычно бывает в случае новых быстрорастущих рынков, операционные вопросы становятся наиболее актуальными.

К ключевым задачам, которые необходимо реализовать российским банкам для развития рынка процентных и валютных деривативов, в частности, свопов, относятся следующие.

  1. Формирование бизнес-стратегии, определяющей возможный уровень риска и потенциальный уровень прибыли, как для банка в целом, так и для отдельных сегментов бизнеса.
  2. Формирование организационной структуры, включающее в себя привлечение грамотных сотрудников, способных определить необходимость выхода на рынок деривативов, заключать необходимую сделку и поддерживать ее учет.
  3. Внедрение интегрированной информационной системы (банковские технологии), гарантирующей своевременный и полноценный учет всех возможных рыночных изменений и последовавших за ними изменений в стоимости контрактов банка.
  4. Оценка финансовых результатов, как всего банка, так и по отдельно открытым позициям, в том числе по позициям деривативов.
  5. Внутренний учет и внешний аудит (контроль), внедренный повсеместно и осуществляемый на постоянной основе.

Выводы

 

Итак, для максимизации своей прибыли, банки должны управлять своими активами и пассивами с целью минимизации процентного и валютного рисков. Существует два подхода к осуществлению управления активами и пассивами: балансовый и внебалансовый, включающий в себя применения операций хеджирования с помощью деривативов. Среди деривативов наибольшее распространение получили своп-контракты, являясь наиболее гибкими инструментами и предоставляющими всем участникам контракта определенные выгоды. В США доля процентных свопов, применяемых банками, составляет до 70% всех деривативов и превышает валюту баланса банка в несколько десятков раз. Российский банковский опыт применения процентных и валютных свопов пока невелик: так, доля процентных свопов составляет в среднем до 10% от валюты баланса банков. Для развития рынка деривативов, в частности процентных и валютных свопов, российские банки должны решить ряд задач.

 

Литература

  1. Дж. Синки «Финансовый менеджмент в коммерческом банке и в индустрии финансовых услуг», М.: «Альпина Бизнес Букс», 2007
  2. Boukrami L. (2003) The Use of Interest Rate Swaps by Commercial Banks. Manchester Metropolitan University
  3. Dermine J. (2003) ALM in Banking. INSEAD
  4. Drehmann M., Sorensen S., Stringa M. (2008) The integrated impact of credit and interest rate risk on banks: an economic value and capital adequacy perspective. Bank of England, w.p.#339
  5. Engel J.P.W., Kat H.M., Kocken Th.P. (2005) Strategic Interest Rate Hedges. Alternative Investment Research Centre, w.p.#0024
  6. Srinivasulu, S. (2006) Asset/Liability Management. Euromoney — DC Gardner workbooks
  7. bis.org
  8. occ.treas.gov
  9. Публикуемая финансовая отчетность российских и американских банков.

 

[1] Традиционное банковское дело на базовом уровне можно представить как оценку, управление и принятие на себя риска. (Алан Гринспэн 2/05/1994, перевод автора)

[2] Номинальный объем хеджирующих контрактов снизился в конце 2007 года вследствие потрясения на финансовом рынке кредитных инструментов, выразившемся в кризисе ликвидности в США (наибольшее влияние оказал на кредитные деривативы), снижении процентных ставок, в частности депозитной ставки Libor и как следствие индикативных ставок по процентным свопам, неустойчивости курса доллара.

 

[3] http://www.occ.treas.gov/index.htm

[4] http://www.occ.treas.gov/index.htm

[5] http://www.occ.treas.gov/index.htm

[6] http://www.occ.treas.gov/index.htm

[7] по рейтингу журнала Финанс (www.finansmag.ru)

[8] на 20 мая 2008 года

[9] Для банка «Русский стандарт» была использована консолидированная финансовая отчетность по МСФО за первое полугодие 2007 года.

[10] Согласно отчетности на конец 2007 года и сравнении ее с предыдущими отчетными периодами, в 2007 году многие банки впервые стали использовать процентные свопы, у прочих банков объем портфеля свопов вырос в несколько раз.

 

 

Автор: Бардаева Полина Сергеевна

Рейтинг: 1

Войдите через: VK, Facebook, Twitter

Добавить комментарий

 
Создание и Продвижение сайта- http://ruseo.org/
. .